Новости Узбекистана

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ ГОРОДСКОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ №7

Этиология безответственности

В хирургическом отделении Городской клинической больницы №7 Ташкента (бывшая №17) за последние пять лет не было внедрено ни одной новой технологии в области диагностики и лечения. Таков вывод главного хирурга Узбекистана по результатам проверки больницы №7. Такое положение следствие позиции заведующего отделением хирургии, который будучи сторонником классической хирургии, препятствует внедрению новых методик диагностики и лечения, не останавливаясь перед их дискредитацией.

Городская клиническая больница №7 пользуется среди пациентов дурной славой. Практически полное отсутствие современной инфраструктуры, устаревшие методы лечения пугают пациентов и их близких – это лечебное заведение, в которое боятся попасть, а попав, стараются как можно быстрее перевестись в любую другую.

Здание бывшего интерната, приспособленное под больницу после землетрясения 1966 года, осталось на том же уровне инфраструктуры – отсутствие лифтов, узкие коридоры, крутые и узкие ступени – лишь то, что бросается в глаза.

О том, что скрыто от глаз в хирургическом отделении в своем Открытом письме президенту Узбекистана и министру здравоохранения рассказал доктор Хасан Жафаров. Проверка со стороны минздрава была проведена именно после этого обращения. Свою лепту в отсталость лечебных методик хирургического отделения внес, судя по докладной записке главного хирурга республики, заведующий отделением  Жаббар Шахизиров.

Заведующий хирургическим отделением больницы – человек облеченный огромной властью. Именно он решает судьбы пациентов, именно он определяет, кто и кого будет оперировать и, что очень важно – как будет оперировать.

На базе хирургического отделения работает кафедра общей хирургии Ташкентского педиатрического медицинского института, сотрудники афедры — опытные  высококлассные хирурги. Однако Шахизиров не допускает их к проведению операций и консультаций.

Самоуправство Шахизирова как руководителя привело к тому, что молодые хирурги 1-ой и 2-ой категории начали делать не только тактические и диагностические ошибки, но стали допускать действия, недопустимые в хирургии, выражающиеся в неправильной оценке ситуации, неверных диагнозах, сокрытии истинных причин заболевания.

Истории со смертельным исходом 

Пациент GG госпитализирован в хирургическое отделение 21 января 2018 года в 22.05. с диагнозом перитонит, который по стандартам требует немедленного, безотлагательного хирургического вмешательства. Больной  взят на операцию спустя 14 часов (!). В реанимационном отделении в течение 12 часов никто из хирургов пациента не осматривал. В постоперационный период в реанимации тяжелобольного хирург осматривает раз в сутки — утром. Спустя 4 дня его повторно оперируют,  еще сустя три дня —  больной умирает.

Пациент LL  23 декабря 2018 г. взят на операцию с диагнозом острый аппендицит, однако во время полостной операции с местным доступом, диагноз не подтвердился. Больного переводят под общий наркоз, разрезают брюшную полость и обнаруживают перфорацию задней стенки двенадцатиперстной кишки (ДПК). Низкая квалификация хирурга привела, скорее всего, к повреждению  передней стенки ДПК, что спустя 8 дней привело к следующей операции. На восьмые сутки больной повторно оперирован и на этот раз пытались исправить ошибки первой операции. Жена больного, возмущенная отношением Жаббора Шахизирова, и небрежным уходом малоопытного хирурга, вынуждена была  обратиться в Портал и Минздрав, однако, даже главный врач 7-ой больницы не смог посодействовать  допуску к тяжело больному опытных профессоров и доцентов, которые есть в больнице. Назначения сотрудников кафедры Жаббар Шахизиров проигнорировал. Это привело к третьей операции на фоне кахексии, из которой больной не вышел.

Диагностика и операции. Назад в будущее

Лапароскопия как инструмент диагностики активно используется в Узбекистане с 80-х годов прошлого века и позволяет минимизировать ошибки при диагностике и, как следствие, избегать ненужных полостных операций. Сегодня в хирургии лапароскопия или  малоинвазивная хирургия позволяет проводить операции без разрезов при помощи нескольких проколов.  Это вполне доступное по цене оборудование не нашло применения к 2019 году в Городской клинической больнице №7, где есть квалифицированные специалисты, обученные и прошедшие стажировки в зарубежных клиниках, но есть и необъяснимое препятствие со стороны заведующего хирургическим отделением и руководителя больницы. Объяснения находятся в рассказах пациентов и их близких, но мы не правомочны их приводить здесь.

Есть ли надежда, доктор?

7-ая ГКБ могла бы возглавить рейтинг худших клиник города. Хорошо, что такового нет, потому что в худшей клинике, вопреки всему, работают и профессионалы своего дела. И это не позволяет терять надежду на то, что Городская клиническая №7 наконец станет современным медицинским учреждением с грамотными и добросовестными управленцами, с квалифицированными врачами и медсестрами, качественной лабораторией, с доступной средой и без коррупции. 53 года эта больница остается в стороне от обновления, кардинальной реконструкции, остается больницей прошлого, а возможно и позапрошлого века.

Возможно, самый верный путь к началу перемен — тщательный анализ работы руководящих кадров этого лечебного заведения и наведение в ней надлежащего порядка, который обеспечит квалифицированную медицинскую помощь людям.

Смогут ли Главное управление здравоохранения Ташкента и Минздрав решить эти проблемы в интересах повышения качества лечения и внедрения новых методик лечения, найти молодого и креативного руководителя для хирургического отделения больницы или спустят дело «на тормозах», чтобы «не портить отношений», покажет время.

Лола Исламова

Фото: anhor.uz
Источник: anhor.uz
Перейти на главную

(Visited 1 times, 1 visits today)

Подпишись на канал в Telegram

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповещать о
  
%d такие блоггеры, как: